всегда хорошие книгиTM
Первая страница105203 Москва
         ул. Нижняя Первомайская,
         дом 46
Наши телефоны:(495) 965-86-83
Написать письмо info@trimag.ru
Издательство
Публикации
Публикации
Писатель Сергей Георгиев в гостях у "Книжкиного дома" на "Детском радио"

23 ноября 2013 года наш замечательный писатель Сергей Георгиев беседовал с хозяйкой "Книжкиного дома" Натальей Кочетковой о "Чудо-богатырях". Полную запись можно послушать на сайте "Детского радио".

— Вот у нас на столе лежит эта прекрасная книжка, очень красиво иллюстрированная художницей Полиной Бахтиной. Такая большая, светлая и совершенно прекрасная!


Книжка состоит из двух частей. Но я думаю, что о второй части мы поговорим немножко позже, а сначала о богатырях. Книжка называется "Чудо-богатыри", однако, не все её персонажи — богатыри. В них просто богатырский дух угадывается — в том смысле, что они сильные люди, несмотря на то, что это может быть маленький мальчик или маленькая девочка, или даже не мальчик и не девочка, а совсем какой-нибудь лесовичок. Почему они — богатыри?

— Да-да-да, это богатырский дух, богатырское время, то есть та обстановка, тот мир, в котором мне было очень приятно оказаться, в котором я себя чувствовал очень комфортно. Скажем, так. Про русские былины богатырские мы знаем достаточно хорошо. Знаем персонажей: это Илья Муромец, Святогор-Богатырь, Добрыня Никитич, Алёша Попович и так далее. А у меня богатыри — Спиря-Спиридон, Митрофан и так далее — то есть это люди, которые живут в это время, которые, скорее всего, общались и были знакомы с богатырями былинными. Самое главное — это дух, это мир, это атмосфера благородства, атмосфера русского рыцарства, вот и всё. И там действительно, скажем, есть сказка про девочку Марфуту, которая пошла в лес, и там её страшный Понька пугал. А вот она живёт в то время, в той обстановке, и действует, на мой взгляд, по-богатырски!

— Да! Я, кстати, тоже вспомнила про эту девочку, потому что её-то назвать богатырём совсем странно, но при этом девочка не просто перестаёт пугаться в какой-то момент, она ещё и спасает своего младшего братика! Действительно, богатырский поступок! Такой вот настоящий подвиг.


Сергей Георгиевич, если говорить о былинах, то все мы помним примерно, как былины строятся. Вот есть богатырь. Как правило, сначала богатырь про себя не знает, что он богатырь, потом он совершает какой-нибудь подвиг... Вот если взять, скажем, Илью Муромца. Вот он сидел на печи тридцать лет и три года. Все думали, что он и ходить-то не умеет и двигаться не может, а потом приходят к нему калики перехожие, поят его волшебным напитком, в результате чего в нём оказывается сила богатырская: может он деревья с корнями выворачивать и так далее. Иными словами, то, что я сейчас рассказываю, на высоком литературоведческом языке называется "каноном" — то есть, таким законом, по которому пишется то или иное литературное произведение, например, былина про богатыря.


Насколько вы держали в голове все тексты русские народные, которые мы знаем про богатырей, и как вы пользовались этими законами? И насколько часто позволяли себе от них отступать?

— Отступал постоянно. С одной стороны, я их держал в голове, то есть я их очень хорошо знаю, я их люблю. А с другой стороны, подражать, то есть строить по каким-то лекалам, по шаблонам — какой смысл? Ведь они написаны. И лучшее мы можем взять и прочитать. С тем же Ильёй Муромцем — давайте представим себе: тридцать лет и три года он действительно не двигался, был у себя дома, а потом насовершал огромное количество подвигов. А вот теперь давайте по времени просто сложим: один подвиг плюс другой подвиг плюс третий, и так далее. То есть все его подвиги. Но ведь жизнь-то человеческая гораздо длиннее. Значит, между этими подвигами он тоже что-то делал, он с кем-то разговаривал, с кем-то встречался. Видимо, там были какие-то поступки, которые ну не так значимы, нет смысла описывать. Я просто подумал: давайте так, будем это заполнять: вот промежуток между подвигами. А давайте посмотрим, что там происходит. Может быть, там какие-то события не столь значимые, но в человеческом плане интересные.

 

Я руководствовался вот каким правилом: каноны канонами, а я хочу рассказывать просто интересные истории. Ведь с тем же богатырём может происходить не обязательно... то есть он не только в битвах, в ратном труде. С ним может быть что-то смешное, что-то забавное, попал в какую-то непростую ситуацию и так далее. Вот и всё. Просто мне интересны эти люди и то, что о них никто не знал. Вот и всё.

— У вас есть сказка про богатыря, который бился с драконом, бился, а потом они поели вместе ватрушек, и оказалось, что и дракон-то, в общем, не такой и плохой, и можно было дальше и не биться.

— Это нормальный совершенно выход из затруднительной ситуации. Это сказка, которая называется "Ватрушки бабушки Меланьи". Я думаю, что и бабушка Меланья...

— Главный богатырь там — бабушка Меланья, которая вот такие ватрушки испекла!

— Да-да-да-да! И более того, она богатырю, внуку своему, напекла ватрушек столько, что и на дракона хватило. Дальновидная очень старушка. Возможно, она предполагала, что придётся поделиться. Даже самые соперники, если они разломили хлеб, если они вместе поужинали, пообедали — это первый путь к дружбе и примирению.

— Да. И кстати говоря, чем мне нравятся эти сказки — тем, что во всех сказках, во всех былинах прописано, что богатырю положено сразиться с драконом, со змеем-горынычем. А оказывается, финал может быть совершенно другим: можно вместе, например, пообедать, можно друг друга угостить, можно договориться. И в процессе выяснится, что и биться-то может быть и не надо было — это, кстати, тоже выход. И это тот самый случай, когда, нарушая традицию, мы приходим к такому, мне кажется, мудрому выводу.


Сергей Георгиевич, а как эти персонажи появлялись? Всем же ужасно любопытно узнать, а есть ли у персонажа прототипы. Может быть, у кого-то из ваших персонажей есть какой-то прототип, который ходит себе по городу Москве, живёт, и даже не знает, что он, оказывается, герой сказки?

— Прототипы есть всегда. Столько вокруг нас интересного, столько чудесного! И богатыри тоже. Я один раз видел, ну просто случайно, на улице... Это летом было: шёл человек. Шёл он, видимо, из магазина. Мужчина, ещё не пожилой, но уже и не молодой. Он нёс огромное количество пакетов, которые вот так вот прижимал к груди, и когда он проходил — у нас скверик там такой — он зацепился сандалетой за бордюр, и у него сандалета упала. И вот ему надо было... Во-первых, он не видит ничего, и он кругами ходит, то есть отойдёт — посмотрел вот так вот из-под пакетов, где сандалия его лежит, обошёл, и потом вслепую пытается туда засунуть ногу.

 

Вот, я подумал, характер совершенно замечательный: можно было положить пакеты куда-то на скамеечку, можно было подойти, можно было сесть и так далее. А он, видимо, торопился, но получалось всё смешнее и смешнее. И вот он пытался залезть ногой в сандалету, а я понял: вот он — характер, вот он, здорово! Но характер, действительно, человеческий, богатырский. Практически у всех персонажей есть какие-то прототипы. Есть толчок, с которого всё начинается. А дальше — что? Всего-навсего надо вот этого человека одеть в доспехи, посадить его на коня — вот вам богатырь. И придумать для него ситуацию, из которой он с этим своим характером и будет выпутываться — вот и всё!

— Вот вам рецепт от писателя! Таким образом вы тоже можете сочинить рассказ, сказку, легенду — всё, что хотите. Если подсмотренный в жизни характер вас поразил или обратил на себя ваше внимание, то почему бы, действительно, не поместить его в литературное произведение.


А теперь перейдём ко второй части книжки. В начале-то как раз — богатыри, а дальше — "Сражения и битвы фельдмаршала Пулькина", солдатские байки. Надо сказать, что солдатские байки — это такой литературный жанр, не хуже, чем сказки, былины, рассказы, романы и прочее. Но почему-то так вышло, что сейчас он почти забылся. Я увидела ваши солдатские байки и вдруг поняла, что да ведь, действительно, есть же такое. Как есть русские народные былички (это не былины, это нечто совершенно другое). Былички — это тоже такие "рассказы очевидца". Солдатские байки — это, наверно, как охотничьи байки — тоже рассказы очевидца, но только чуть-чуть фантастические, потому что солдаты, как и охотники, конечно же, не могут чуть-чуть не нафантазировать. Соответственно, не могу не спросить: а как появились эти истории? И откуда появился Пулькин?

— Давным-давно... (ой как замечательно начинается!) Так вот, давным давно я начинал как драматург кукольного театра, и поставили первый мой кукольный спектакль. Драматург я был начинающий, то есть не всё у меня хорошо получалось, и там надо было как-то отделять одно действие от другого. Там тоже в достаточно сказочной стране всё происходило, и я придумал очень просто. Я придумал бугор, на котором сидели два солдатика с пушечкой, старый и молодой. И когда действие заканчивалось, молодой солдат старому говорил: "Ну что, бабахнем?". Старый говорил: "Бабахнем!" Они бабахали из этой пушки, всё заволакивало дымом, и за это время меняли декорации. То есть очень простой драматургический ход. А потом спектакль отработал своё, сняли его с репертуара.

 

А потом меня пригласили в театр — стали готовить другой спектакль, и завлит сказал: "Пойдём посмотрим, там, может быть, у нас от старых спектаклей что-то осталось: куклы, декорации. Пойдём посмотрим, может, что-то подойдёт оттуда. Возьмём для нового спектакля.

 

И мы пошли в театральный трюм — это помещение под сценой, там лежали все старые декорации, склад таких ненужных вещей. И вдруг я увидел: в самом углу стоит этот самый бугор с моими солдатиками и пушечкой. Мне так их жалко стало! Они потом нигде не пригодились, но мне их стало так жалко! Думаю, сейчас мы уйдём, выключат свет, а они тут остаются одни, никому не нужные..

 

Я ходил и переживал, а потом пришёл домой и подумал: ну чем-то ведь они там занимаются. Наверно, вот этот старый солдатик-артиллерист молодому что-то рассказывает. Я стал просто, чтобы им там легче жилось, придумывать вот эти байки: то, о чём старый солдатик рассказывает молодому. А о чём он может рассказывать? Он рассказывает, естественно, о каких-то стародавних временах, когда было всё не так, как сейчас. То есть были какие-то невероятные совершенно подвиги.

 

И я придумал очень простой ход. Они попадают в неразрешимую ситуацию, из которой выпутаться совершенно невозможно, и вот тут-то появляется фельдмаршал Пулькин, который находит какой-то невероятный выход из безвыходной ситуации. И появляется он всегда на восклицании: "Ёлки-палки!" Появляется он где угодно: они в окружении, пушки увязли в болоте. И вот тут-то на батарее появился фельдмаршал Пулькин. Ёлки-палки!

— Ура-ура! Вот так вот одно произведение — на сей раз театральное — может послужить основой для другого, уже литературного, которое вот теперь вышло в виде книжки.

— Что ещё хочу сказать. Про чудесные картинки уже сказали — художник Полина Бахтина. Моё наблюдение: совсем недавно подарил эту книжку подружке моей дочери. Подружка звонит через несколько дней и рассказывает... А у неё маленькая племянница. Племяннице полтора года, то есть она ещё читать не умеет. И она просит: вот эту вот книжку! Сидит и листает картинки. Я понимаю! Я вообще-то автор, у меня тоже есть некоторая профессиональная гордость, но вот эта вот малышка берёт и листает картинки. Так что книжка, я думаю, чего-то стоит.

— А ещё мне очень нравится вот эта особенная интонация про старого бравого солдата. Такой вот специальный говорок. Когда вы читаете, это очень слышно.

— Да-да-да. Мне тоже хотелось чётко прописать его характер. А за счёт лексикона, за счёт словечек проще всего, наверное, это сделать.

— Да, эта вот прямая речь — вот мы ничего про героя не знаем, знаем только по истории, которую он рассказывает. Но по тому, как он её рассказывает, какие слова он использует, какие обороты, сразу понятно, что это старый бывалый вояка. И вот это, конечно, тоже очень завораживающий приём.

— Он добрейший человек. Как кто-то заметил, ни в одной истории про фельдмаршала Пулькина никого не убили, и даже если там встречается неприятель, то лицо у неприятеля всегда доброе, и всегда всё хорошо кончается.

— Сергей Георгиевич, спасибо вам за книжки, спасибо за интересный разговор, мне кажется, вы очень счастливый человек. Будем с нетерпением ждать вас снова в программе "Книжкин дом" с новыми книжками, потому что выход каждой вашей книжки — это, конечно, большая радость.

 

Книжка "Чудо-богатыри" — это тот случай, когда это не только прекрасные сказки, это ещё очень красиво изданные сказки! А для сказки важно, чтобы вокруг было тоже красиво. Чтобы был красивый шрифт, красивые иллюстрации, сама книжка выглядела красиво, чтобы её хотелось брать в руки. Вот это вот — очень красивая книжка. По-моему, вам везёт. Каждое следующее издание у вас какое-то особенное, необычное. Вам очень везёт с издателями и с иллюстраторами. Спасибо вам большое!

С Сергеем Георгиевым беседовала Наталья Кочеткова.

Полную запись беседы можно послушать на сайте "Детского радио".

Новости
2014-09-15

Editeur "Trimag" prend part dans le «Livre des compétences XXI siècle. La deuxième saison." Le concours est ouvert aux enfants de 10 à 14 ans. Pour le meilleur essai sur les livres "Trimag" lecteurs recevront des prix spéciaux de l'éditeur!

Avec les règles peuvent être trouvées sur le site officiel de la compétition.

 Читать
2014-09-11

Художник-иллюстратор Зина Сурова получила диплом во всероссийском конкурсе "Образ книги" в номинации "Лучшие иллюстрации к произведениям для детей и юношества". Награждение состоялось 4 сентября 2014 года на XXVII Московской международной книжной выставке-ярмарке.

 Читать
Поиск